Тексты песен:

Привет, огромная страна,
Сегодня на правах рекламы
Мы о твоей поём войне добра и зла.
Сидишь в темнице у окна,
Точно царевна Несмеяна,
Пока в Кремле блестит Кощеева игла.

 

За каждым устремившим взор
На край большой Вселенной
Сквозь дверной глазок следит ночной дозор.

 

Не замечая чью-то боль,
С трепетом о любви поют
В несуществующем искусственном мирке,
Тихо свою играя роль,
Люди счастливые живут,
Помня лишь цифры на пришитом номерке.

 

Закрой глаза, заштопай рот,
Наклей тугую изоленту,
Выбери страх, комфорт, молчание, уют.
В застенках плавится народ
Без следствия и аргументов.
И за тобой Они когда-нибудь придут,

 

Воздвигнут каменный забор,
Чтоб на краю Вселенной
Запустить свой сверхъестественный отбор.

 

Не замечая чью-то боль,
С трепетом о любви поют
В несуществующем искусственном мирке,
Тихо свою играя роль,
Люди счастливые живут,
Помня лишь цифры на пришитом номерке.

 

Не замечая чью-то боль,
С трепетом о любви поют
В несуществующих придуманных мирах,
Тихо свою играя роль,
Люди счастливые живут,
Помня лишь цифры на пришитых номерках.

 

Это запретный трек,
Это крамольный рок,
Это уничтожающий рэп.
Рты на замок.
Во имя духовных скреп
Нам преподаст урок
Каждый продажный мент,
Каждый урвавший власть.
Гордо поставим на постамент
Алчность и гнев.
Чтобы нажраться всласть
Не нужен документ.

 

Потребляй, но ты богаче не станешь,
Начищай свой табельный пистолет.
Ты сегодня уже вряд ли обманешь
Мир, которого нет.

 

Мир, которого нет, которого нет,
Которого нет.
Которого нет, которого нет,
Которого нет.

 

Выруби этот трек,
Перекрестись сто раз,
Зацелуй государственный флаг.
Завязав глаза,
Через десяток лет
Свой возведёшь Рейхстаг.
Как иллюзорен мир,
Как скоротечна жизнь,
Чтоб её тратить на миражи,
Повышая скилл,
Стоя с букетом лжи
У вырытых могил.

 

Яд залей в кровоточащую рану,
Заходи и будем вместе смотреть,
Как ползёт из голубого экрана
Мир, которого нет.

 

Мир, которого нет, которого нет,
Которого нет.
Которого нет, которого нет,
Которого нет.

 

Запрети мне половину концертов,
Посади меня на тысячу лет,
Избери мне моего президента
И мир, которого нет.
Запрети мне половину концертов,
Посади меня на тысячу лет,
Избери мне моего президента
И мир, которого нет.
Которого нет!

Ты родился в конце 90-х,
Рисовал на асфальте маму,
Ты тогда не погиб в Норд-Осте
Или не был убит в Беслане,
Под завалами Волгодонска
Не нашли твоё бренное тело,
И случайно шприцом ты не укололся
Из песочницы пожелтелой.
Значит ты нам подходишь, парень.
То не партия, то не секта.
Наш владыка высокопарен,
Конструктивный имея вектор.
Безопасность важнее правды.
Выживай, заливаясь водкой.
Только помни, что в грёбаный час маскарада
Не угодно раскачивать лодку.

 

Вступай в наши ряды —
Свидетелей стабильности.
Здесь тысячу лет я и ты
Свидетели стабильности.
Давно запущен процесс —
В руку флаг, на грудь крест.
Свидетели стабильности или просто СС.

 

Мы заменим имя Мухаммеда,
Кришны, Будды и Иеговы
На высокопарные саммиты
И стабильное русское слово.
Вместо благотворительных взносов
Регулярно плати налоги,
Не выёбывайся на допросах,
Плати бабки и делай ноги.
А сынишку отдай в Юнармию,
Чтоб быстрее росло поколение
Очумевшей гвардейской псарни
В этом обществе потребления.
Ты на счастье у нас основной претендент,
Твоя жизнь прожита не напрасно.
Только вот, господин президент,
У вас руки там в чём-то красном.

 

Вступай в наши ряды —
Свидетелей стабильности.
Здесь тысячу лет я и ты
Свидетели стабильности.
Давно запущен процесс —
В руку флаг, на грудь крест.
Свидетели стабильности или просто СС.

 

Вступай в наши ряды —
Свидетелей стабильности.
Здесь тысячу лет я и ты
Свидетели стабильности.
Давно запущен процесс —
В руку флаг, на грудь крест.
Свидетели стабильности или просто
Вступай в наши ряды —
Свидетелей стабильности.
Здесь тысячу лет я и ты
Свидетели стабильности.
Давно запущен процесс —
В руку флаг, на грудь крест.
Свидетели стабильности или просто СС.

Моя война никогда не кончится,
Бешеной похотью вызверев,
Апрель перед объятиями мая корчится
Луж фиолетовыми брызгами.
Зрачков испуганные дрожащие зайчики
Бегают, систему в толпе выискивая.
Город издевается и подначивает,
Подсовывая рекламные вывески.
Стесняются приставаний улицы.
Стихи изнасилованные брошены.
От вечной бессонницы тихо хмурятся
Невыспавшиеся прохожие.

 

Если родился — нету пути назад.
Школа, работа, армия, детский сад.
Сменка, продлёнка, кол,
Берцы, шевроны, ствол.
Чтобы скорее вырасти, стать большим —

 

Соблюдай режим. (Соблюдай режим!)
Соблюдай режим. (Соблюдай!)
Соблюдай режим. (Соблюдай режим!)
Соблюдай режим. (Соблюдай режим!)
Режим.

 

 

Флаги, иконы, фальшивая благодать
С детства научат как лучше себя предать.
Служба, закон, устав
Или соли, закладки, стафф.
В этой системе чтобы не быть чужим —

 

Соблюдай режим. (Соблюдай режим!)
Соблюдай режим. (Соблюдай!)
Соблюдай режим. (Соблюдай режим!)
Соблюдай режим. (Режим!)
Режим. (Блять!)

 

В царстве кредитов, займов и ипотек
Вскоре закончится этот бессмысленный бег.
Каждой овце на пастбище
Наше открыто кладбище.
Честно признаться, мы здесь давно лежим,

 

Соблюдая режим. (Соблюдая режим!)
Соблюдая режим. (Соблюдая режим!)
Соблюдая режим. (Соблюдая режим!)
Соблюдая режим. (Соблюдая режим!) …

Смешной человек
На фоне расстрельной стены,
В плену ипотек,
Информационной войны.
И кажется, тем,
Кто в лапах систем, —
Пора взлететь
и время петь о самом главном.

 

Весна настанет и нас не станет,
Гнилые кости вровень присыпет земля.
Меня не станет, тебя не станет.
И кто тогда спасёт планету Земля?
Меня не станет, тебя не станет.
И кто тогда спасёт планету Земля?

 

Вращается ось,
А руки по локоть в крови.
В дыму папирос
Не сдохни от псевдо-любви.
Лишь знающим путь
Откроется суть —
Зачем быть тем,
Кто с нами пел о самом главном.

 

Весна настанет и нас не станет,
Гнилые кости завтра сравняет земля.
Меня не станет, тебя не станет.
И кто тогда спасёт планету Земля?
Меня не станет, тебя не станет.
И кто тогда спасёт планету Земля?

 

Весна настала и нас не стало.
Гнилые кости вровень присыпет земля.
Меня не стало, тебя не стало,
Безумный мир тугая стянула петля.
Меня не стало, тебя не стало.
Лишь одиноко вертится планета Земля.

 

Планета Земля.
Планета Земля.

В окнах моих больниц
Нет сумасшедших лиц
Среди исписанных страниц, где каждый врач
Лечит от красоты
Юности и мечты.
Мы не умрём и ты, пожалуйста, не плачь.

 

Мы так наивны и милы,
Согласно правилам игры.

 

Наш адрес – город №0,
Но ты запомни мой пароль
И липкий вкус остывших фраз.
И всё, что дышит в нас, останется на плёнке.
Планета – лишь стеклянный шар в руках ребёнка.
Он как и мы когда-то падал в пустоту,
Переступив черту.

 

Выстрелов и петель
Жадная канитель.
Вновь череда недель за чередой недель.
Розовые очки,
Суженные зрачки.
Новые дурачки поверят в наш апрель.

 

Они такие же как мы,
Согласно правилам тюрьмы.

 

Наш адрес – город №0,
Но ты запомни мой пароль
И липкий вкус остывших фраз.
И всё, что дышит в нас, останется на плёнке.
Планета – лишь стеклянный шар в руках ребёнка.
Он как и мы однажды умер за мечту,
Поверив в пустоту.

 

Наш адрес – город №0,
Но ты запомни мой пароль.
И всё, что дышит в нас, останется на плёнке...

Я запомнил все ваши лица,
И от этого стало тошно.
У меня в груди билась птица,
Птица кричала истошно.
Вылететь тварь старалась,
А однажды взяла и сдохла.
В диафрагму крылом упираясь,
Гнила в груди и сохла.
И дышать как-то стало сложно,
И харкался чужой кровью.
Ну разве такое возможно? –
Боль убивать болью.
На почтовый пришла похоронка.
Почерком серой власти
нацарапано было тонко –
Птицу твою звали Счастье.

Под проливным дождём дрожат новостройки,
Покойников увозят за гаражи.
Заплёванное счастье в бетонной помойке,
А мы продолжаем жить.
Под проливным дождём дрожат новостройки,
Покойников увозят за гаражи.
Заплёванное счастье в бетонной помойке,
А мы продолжаем жить.

 

Не верь улыбке на моём лице.
Простой рефлекс, клинический синдром.
Искать иголку в стухнувшем яйце
И сдать на металлолом.
В стране бутылок и потухших глаз,
В стране дубинок и зашитых ртов
Сегодня вновь уйдёт один из нас
Небесных ловить китов.

 

Под проливным дождём дрожат новостройки,
Покойников увозят за гаражи.
Заплёванное счастье в бетонной помойке,
А мы продолжаем жить.
Под проливным дождём дрожат новостройки,
Покойников увозят за гаражи.
Заплёванное счастье в бетонной помойке,
А мы продолжаем жить.

 

Продолжаем жить.
Продолжаем жить.

 

Прости, нам что-то подмешали в чай,
Пустили фильм, подрезали крыло.
Закрой глаза и мне пообещай,
Что мы не взорвёмся в метро.
Под вой сирен и бой колоколов,
Под взором пристальным цепных собак,
Под пьяный хохот выпускных балов
Всё сбудется, а пока

 

Под проливным дождём дрожат новостройки,
Покойников увозят за гаражи.
Заплёванное счастье в бетонной помойке,
А мы продолжаем жить.
Под проливным дождём дрожат новостройки,
Покойников увозят за гаражи.
Заплёванное счастье в бетонной помойке,
А мы продолжаем жить.

 

Продолжаем жить.
Продолжаем жить.
Продолжаем жить.
Продолжаем жить...

Всем встать, начинаем процесс.
В сердцах закипает взрывоопасная смесь.
Сорваны затворы, разграблены норы,
Своры, воры, поборы, по краям заборы.
Капли крови в материнском молоке.
Значит время говорить на своём языке.
Волчьим воем, а не шакальим лаем
Всем тем, чьё имя мы не называем.

 

Запомни траурный марш проклятой зимы
И как кусают волчата.
Взахлёб рыдает страна. Страна — это мы.
Мы просто дети Земли, а не твои солдаты.

 

Здравствуй!
Старей, разделяй и властвуй.
Играй эту роль.
Но есть нафталин на каждую лживую моль.
Говоря грубо,
Теперь у нас вырасли зубы. (Зубы!)
Ведь мы не рабы на каменоломне.
Мы вероломны. Просто запомни!

 

Запомни траурный марш проклятой зимы
И как скулили волчата.
Взахлёб рыдает страна. Страна — это мы.
Мы просто дети Земли, а не солдаты.
Запомни траурный марш проклятой зимы
И как кусают волчата.
Взахлёб рыдает страна. Страна — это мы.
Мы просто дети Земли, а не твои солдаты.

 

Мы не твои солдаты!

Маленький мальчик, застывший в разбитом окне,
Что тебе снится?
Рёв автоматов или тепло добрых маминых рук?
Счастья кораблик, сгоревший в прицельном огне,
Стены больницы.
Ложь автократов, знающих как этот мир близорук.

 

Наше естество и ваше знамя
Век от века цвета одного.

 

Мы поднимаем чёрный флаг
За мир без войн, за мир без лжи.
Фальшивых сказок тонут корабли
И тают миражи.
Мы поднимаем чёрный флаг
За каждый будущий рассвет.
Когда увидишь, что нас просто нет —
Мы до конца дошли.

 

Мёртвый диктатор, лежащий в холодной земле,
Как тебе спится?
Нефтью, святою водой не отмыть окровавленных рук.
Бравый солдатик, поверивший новой весне,
Тебе бы не спиться
В тесной квартире, где птицы давно улетели на юг.

 

Пусть горит всегда свободы пламя,
В каждом сердце сея волшебство.

 

Мы поднимаем чёрный флаг
За мир без войн, за мир без лжи.
Фальшивых сказок тонут корабли
И тают миражи.
Мы поднимаем чёрный флаг
За каждый будущий рассвет.
Когда увидишь, что нас просто нет —
Мы до конца дошли.

 

Мы поднимаем чёрный флаг
За мир без войн, за мир без лжи.
Фальшивых сказок тонут корабли
И тают миражи.
Мы поднимаем чёрный флаг
За каждый будущий рассвет.
Когда увидишь, что нас нет,
Увидишь, что нас нет,
Увидишь, что нас просто нет —
Мы до конца дошли.

Небо пустого цвета. Нас пожирает листопад.
Исход из слепого лета и вслед погоня наугад.
Кипит колокольный лепет, дымят забытые войска.
А вдруг всё то, что ищем обретается при вскрытии
Телесного родного дорогого себя.

 

Вселенская большая любовь,
Вселенская большая любовь,
Вселенская большая любовь.
Моя бездонная копилка в пустоте,
Моя бездонная копилка в пустоте.

 

Снега провожают дикий и лихорадочный поход.
Вечерние густые лики, безостановочный народ.
Бессмертные и живые в одной оскаленной цепи.
А вдруг всё то, что ищем — далеко за горизонтом
На смертельно-истребительной дороге на север.

 

Вселенская большая любовь,
Вселенская большая любовь,
Вселенская большая любовь.
Моя секретная калитка в пустоте,
Моя секретная калитка в пустоте.

 

Зашить ледяную рану и впредь давиться леденцом.
Шагать тяжело, упрямо или катиться колесом.
Заглядывать в чужие окна, пытать счастливые дома —
А вдруг всё то, что ищем прямо где-то здесь смеётся?
Например, внутри зеркального фонарика.

 

Вселенская большая любовь,
Вселенская большая любовь,
Вселенская большая любовь.
Моя волшебная игрушка в пустоте,
Моя волшебная игрушка в пустоте.
Моя голодная копилка в пустоте.
Моя секретная калитка в пустоте.

Когда поймёшь, что мир прекрасен и жесток,
И часто на Земле расходятся пути —
Возьми разбитое сердце-лепесток
И перелётной птицей в небо отпусти.

 

Пускай она летит средь журавлиных стай,
Пускай летит и не боится высоты.
Мы в этой стае умрём, порвав гортань,
Поскольку также одиноки, как и ты

 

В мире бездушных нарисованных улыбок,
В мире нелепых неисправленных ошибок
Помни, что ты неповторим.
Время не быть глухонемым.
Время любить, а значит время оставаться живым.

 

А звёзды будут зажигаться. И, пока
Звеном не стали мы цепочки пищевой,
Ты будешь до ритуального венка
Извечно помнить этот город над Невой.
И сколько б не ходило в небе дурачков,
Попробуй с ними заодно сломать шаблон.
Ведь, если в сердце ключи от всех замков,
То мы разрушим этот чёртов Вавилон

 

В мире бездушных нарисованных улыбок,
В мире нелепых неисправленных ошибок
Помни, что ты неповторим.
Время не быть глухонемым.
Время любить, а значит время не бояться
Мира бездушных нарисованных улыбок,
Мира нелепых неисправленных ошибок.
Каждый из нас неповторим.
Время не быть глухонемым.
Время любить, а значит время оставаться живым.

 

Возьми разбитое сердце-лепесток
И перелётной птицей в небо отпусти.

Забытый герой,
Ты держишь из прошлого конверт.
Бескрылый, смешной
И ищущий счастья трафарет.
Читай между строк,
Храни очертанья стёртых лиц
И мир, не имеющий границ.
Твой маленький принц.

 

Если колотится внутри
Счётчик несбывшихся минут,
Ты никому не говори.
Счастье так любит тишину.
И по забытым адресам
Тронется вечности трамвай.
Ты загляни слепым в глаза,
Чтобы увидеть рай.

 

Ресницы сомкнув,
Как мокрых испуганных котят
Сначала найдут,
Полюбят. Наутро усыпят.
В ответе за тех,
Кто станет одною из планет,
Ты будешь всю жизнь искать ответ,
Которого нет.

 

Если колотится внутри
Счётчик несбывшихся минут,
Ты никому не говори.
Счастье так любит тишину.
И по забытым адресам
Тронется вечности трамвай.
Ты загляни слепым в глаза,
Чтобы увидеть рай.

 

Если колотится внутри
Счётчик несбывшихся минут,
Ты никому не говори.
Счастье так любит тишину.
По незнакомым адресам
Движется вечности трамвай.
Ты загляни слепым в глаза,
Чтобы увидеть рай.

Захлопнулась крышка.
Закончилась плёнка, ушли поезда,
Стёрлись автопокрышки.
В сердце осколки, в глазах пустота.
Зачитанной книжкой,
Окурком погасла больная звезда.

 

Кружатся вместе с птицами,
Падают в руки полиции
Ангелы с грязными лицами.
С неба течёт вода.
Звёзды срывая — анкеры,
Падают с неба ангелы,
Бледными мокрыми крыльями
Путаясь в проводах.

 

Течёт вода.
Течёт вода.

 

Дрожат новостройки.
Мой город-герой простоял 300 лет,
С юбилеем помойки.
Тебя ждёт красивый партийный билет
И больничная койка.

 

Помнишь, как в лесостепной полосе,
Когда нас зачали —
Струился малиновый пот со лба.
Когда нас вербовали —
В ЦПКО распускалась верба.
Когда нас отпевали —
Пьяный священник рыдал громче всех.

 

Кружатся вместе с птицами,
Падают в руки полиции
Ангелы с грязными лицами.
С неба течёт вода.
Звёзды срывая — анкеры,
Падают с неба ангелы,
Бледными мокрыми крыльями
Путаясь в проводах.

 

Течёт вода!
Течёт вода!

 

Эти сны про таких же, как ты и я,
Эти строки о каждом выжившем.
Здесь смертельная зиждется колея,
По которой планета движется.
Здесь с небес, как и прежде, течёт вода
И с перронов обглоданных вешние
Каждый день отправляются поезда,
Только не возвращаются прежними.
Так, не зная маршрута, без маяков,
По дороге, что мглы туманнее,
Через сотни навязанных ярлыков,
Смыв дождём ложь и непонимание,
Сквозь забытую всеми ветрами страну,
Сняв промокшее оперение,
Вороньём идёт из весны в весну
Моё отравленное поколение.

Организованною толпой 

Идёт покорно на водопой

Счастливое человечье стадо.

Давно протоптанные ходы,

Открыта касса - закрыты рты,

А больше и ничего не надо.

Отпустят боги твои грехи,

Накормят досыта пастухи.

Кривые стрелки вращаются быстрей.

И под кремлёвских курантов бой

Стремглав отправишься на убой

Без имени и без адресата.

 

Расскажи им свои мечты,

Нарисуй на груди флажок.

Стань их частью,

Стирая жизнь в порошок.

Время ставит свои следы, 

Как застёгнутый ремешок

На запястье.

Смерть, это я за тобой пришёл!

 

Смотри, как бьется у нас внутри

Горящий факел больной любви - 

Своих героев найдёт награда.

Споёт о бренном метрополит.

Твои два метра сырой земли

И нержавеющая ограда.

Мы не хотели такой судьбы,

Но едут цинковые гробы, 

Рыдает небо слезами матерей.

И если ты не учил урок, 

То каждый цикл и каждый срок

Растут цеха мясокомбината.

 

Подари им свои мечты,

Нарисуй на плече флажок.

Стань их частью, 

Стирая мир в порошок.

Время ставит свои следы, 

Как застёгнутый ремешок

На запястье.

Смерть, это я за тобой пришёл!

 

Расскажи им свои мечты,
Нарисуй на груди флажок.
Стань их частью,
Стирая жизнь в порошок.
Время ставит свои следы,
Как застёгнутый ремешок
На запястье.

 

Подари им свои мечты,
Нарисуй на плече флажок.
Стань их частью,
Стирая мир в порошок.
Время ставит свои следы,
Как застёгнутый ремешок
На запястье.
Смерть, это я за тобой пришёл!
Смерть, это я за тобой пришёл!
Смерть, это не ты. Это я за тобой пришёл!

Закройте двери, заткните уши.

Будет чертовски грустно.

Бледные лица, пустые души

Публики заскорузлой.

Несите клетку, включайте датчик.

Вмазанный на вокзале, 

Так засыпает пернатый мальчик 

С бездонными глазами.

 

Поскорее спрячь крылья за спиной, 

Воспитатель будет ругаться.

Не ходи за мной, не ходи за мной!

Нам запрещено улыбаться.

 

И самый верхний, и самый вышний.

Молча шагнувший с крыши, 

Ты точно знаешь, ты верно слышишь:

Кто-то за стенкой дышит.

Хрустнула ветка, сработал датчик.

Сидя в разбитом блюдце, 

Ломает клетку пернатый мальчик,

Хочет живым проснуться.

 

Только ты никому ни о чём не рассказывай.
Наш корабль отправляется в дальнее плаванье.
Когда руки стальными бечёвками связаны,
Мы выходим из гавани.

 

Только ты никому этой тайны не доверяй.
Даже глупой весне, даже лечащему врачу.
Если нитка в иголке, то счётчики обнуляй.
Спи спокойно. Я оплачу...

 

Сны про бесконечность.
Это сны про бесконечность.
Там, где дни вписаны в вечность
Пролегла полоса.
Пульс на мониторах
Бьётся секундам вторя.
Я - твой космос. Ты - моё море.
Так поднимай паруса.

 

Мы возьмём только самое необходимое:
Песни утренних звёзд, сказки всех голубых планет.
Просто помни, мы вечные неисцелимые.
Просто помни, что смерти нет.

 

Только ты никому ни о чём не рассказывай.
Как таинственный свет загорается в темноте.
Когда крохотный мир прошит метастазами,
Люди видят одни и те же...

 

Сны про бесконечность.
Это сны про бесконечность.
Там, где дни вписаны в вечность
Пролегла полоса.
Пульс на мониторах
Бьётся секундам вторя.
Я - твой космос. Ты - моё море.
Так поднимай паруса.

 

Ты меня не спасёшь. Я тебя не уберегу.
Словно выброшенными на берег китами,
Нас найдут поутру, прибитыми к берегу.
Нас найдут поутру с зашитыми ртами.

И поэтому улыбайся.
Будь бессовестно непохожей,
в рваных легинсах, с бледной кожей.
Будто всем на тебя плевать.
И поэтому просыпайся.
Меня как и тебя достало,
меж коленей сжав одеяло,
в одиночестве засыпать.

 

И поэтому раздевайся.
Ползи в ванну по коридору,
соскребай с зубов кальций с фтором,
вздор и глупость вчерашних фраз.
И поэтому напивайся.
Сердце стынет под синтепоном.
Смело прыгай в проём оконный.
Я так делал уже не раз.

 

И не в ад,
И не в рай.
Напрокат.
Просто выбирай.
И когда
Будешь там,
Откроется пустота.

 

И поэтому разрывайся.
Головастик орёт в кондоме,
словно в обледеневшем доме
разбиваются зеркала.
И поэтому не пытайся.
Грустный пастырь трясёт кадилом,
даже если ещё не родилась,
даже если уже умерла.

 

И поэтому улыбайся.
Ныне. Присно. Я заклинаю!
Та, которую я не знаю.
Та, что станет грехом моим.
И поэтому обнуляйся.
Капля крови из носа брызнет.
В следующей иль прошлой жизни
обязательно повторим!

 

И не в ад,
И не в рай.
Напрокат.
Просто выбирай.
И когда
Будешь там,
Откроется пустота.

 

И когда
Будешь там,
Откроется пустота.

 

И поэтому улыбайся.
И поэтому разрывайся.
И поэтому обнуляйся.
И поэтому улыбайся.

Только серый город дрожал,
Когда ты бежал,
Вглядываясь в лица.
Пальцы на ладонях ломал,
А потом бросал
Пролетавшим птицам.
Унося больную мечту
С привкусом во рту
Медицинской ваты,
Вызывая тошноту,
Мир стоял по ту
Сторону ограды.

 

Это не страшно.
Это твой первый глоток.
Это не страшно.
Лишь по спине холодок.
Это последний симптом -
Небо царапать хвостом.
Выживет каждый,
Кто перегрыз поводок.

 

Ты лети, лети, лепесток
С юга на восток,
Сидя на прицеле.
Возвращайся, сделав круг,
Из дрожащих рук
До заветной цели.
Молчаливы и просты
В капельках воды
Мёртвые пиявки.
Мы такие же как ты.
И не соскочить
С грёбаной удавки.

 

Это не страшно.
Это твой первый глоток.
Это не страшно.
Лишь по спине холодок.
Это последний симптом -
Небо царапать хвостом.
Выживет каждый,
Кто перегрыз поводок.

 

Перегрызи поводок. Перегрызи поводок.
Перегрызи поводок. Грызи поводок.
Перегрызи поводок! Перегрызи поводок!
Перегрызи поводок! Грызи поводок!

Я зажигаю призрачный маяк
и наливаю внутрь волшебный чай.
И кажется, что вечно будет так.
И наступает добрая печаль.
И снова до тебя рукой подать.
Ты просто засыпай и жди весну.
Я буду уходить и слушать тишину.

 

Засыпай, мой Похиоки. Не надо слов.
Мой звездолёт в тысячу узлов.
Чтобы достать до других миров,
не нужен повод.
Засыпай, мой Похиоки. Я буду ждать.
Я буду верить, во снах летать,
еле касаясь ногами крыш.
Мой вечный город.

 

Сквозь время пеленою падал снег,
чтоб снова утонуть в твоих глазах.
Мы просто человек плюс человек.
Мы просто бесконечно будем за
десятками немых прозрачных звёзд
искать свою единственную дверь,
где всё не понарошку, а всерьёз
теперь.

 

Засыпай, мой Похиоки. Не нужно фраз.
Тысячи пешек умрут за нас
на поле боя, пока ты спишь
в застывший холод.
Засыпай, мой Похиоки. Я буду ждать.
Я буду верить, во снах летать,
еле касаясь ногами крыш.
Мой вечный город.

 

Ты спишь.

Небо показало свой оскал.
Небо будет помнить о тебе.
Город словно бешеный шакал,
Запертый в яичной скорлупе.
Будет ли тебе теперь хватать
Святости в заряженном свинце?
Расскажи, что значит умирать
С искренней улыбкой на лице.

 

Цветом алым слёзы брызнут
Акварелью на мольберте.
Что ты думаешь о жизни?
Что ты думаешь о смерти?
Молча превращаясь в зверя,
К поясам прижав запястья,
Что ты думаешь о вере?
Что ты думаешь о счастье?..

 

Совершая последний намаз,
Нажимая холодный курок,
Завершая нелепый рассказ.
А между строк
Pourquoi pas, pourquoi pas.

 

Каждый волен думать. Выбирай
Свой священный персональный ад.
А заблудшим душам – сразу в рай,
Продолжать искусственный джихад.
Взять грудную клетку распороть -
Сердце бьётся в ржавых кандалах.
Запад спит. Храни его Господь.
Спит восток. Храни его Аллах.

 

Солнце опускалось ниже.
Клоуны снимали маски.
Что ты думал о Париже?
Что ты помнил о Дамаске?
Сколько лет тебя клеймили
нефтяной иглой-указкой?
Что ты знал об этом мире?
Что ты взял из этой сказки?..

 

Совершая последний намаз,
Нажимая холодный курок,
Завершая нелепый рассказ.
А между строк …

Свет в конце тоннеля погас.
Затянулся на шее шнурок.
Кровь, толпа, покойники, спецназ.
Где твой пророк?
Ну где твой пророк?

Pourquoi pas, pourquoi pas.
Pourquoi pas, pourquoi pas.
Pourquoi pas, pourquoi pas.

Лежим на лопатках,

Читая украдкой

В открытых тетрадках.

Чернила - следы непослушных вчерашних детей.

В словах опечатки.

И по-разнарядке

Ты на подзарядке, 

И ищешь себя в череде улиц и площадей.

 

Начинаем первый урок.

Бьёт на вылет стереозвук.

Ты закрыт на прочный замок

И теперь единственный твой друг - 

Голодный сердца стук.

 

Теперь подытожим:

Твой мир уничтожен.

Когда-то, быть может, 

Ты выучишь все теоремы и станешь взрослей.

Но будешь ничтожен

И, стоя в прихожей, 

Почувствуешь кожей, 

Как сны превращаются в стаи седых журавлей.

 

А когда придёт новый срок, 

Ляг ногами строго на юг.

Глядя в ледяной потолок, 

Ты поймешь и осознаешь вдруг, 

Что твой замкнулся круг.

 

Начинаем первый урок.

Бьет на вылет стереозвук.

Глядя в ледяной потолок, 

Ты поймешь и осознаешь вдруг, 

Что твой замкнулся круг.

Стриги мои сны,
запомни несложный пароль -
Мы - дети весны.
В нас влит ледяной алкоголь
и лица бледны.
Плевать поперёк или вдоль,
Но я отрываю контроль.

Нам в разное небо смотреть.
Нам разные песни кричать,
что не удержать, не стереть,
и так разрывает на части.
И равен мой каждый шаг длине твоих волос.
Меня, доведённого до слёз.
Тебя, вознесённую до звёзд.

Глотай концентрат
из белых ночей и вина.
Мой голубь крылат,
не зная, что завтра война.
Ломай циферблат
и пражскою будет весна,
когда даже смерть не страшна.

Нам в разное небо смотреть.
Нам разные песни кричать,
что не удержать, не стереть,
и так разрывает на части.
И равен мой каждый шаг длине твоих волос.
Меня, доведённого до слёз.
Тебя, вознесённую до звёзд.

Нам в разное небо смотреть.
Нам разные песни кричать,
что не удержать, не стереть,
и так разрывает на части.
И равен мой каждый шаг длине твоих волос.
Меня, доведённого до слёз.
Меня, доведённого...
Меня, доведённого до слёз.
Меня, доведённого...
Меня, доведённого до слёз.
Тебя, вознесённую до звёзд.

Видишь, небо цинично хмурится,
обволакивая строения.
В этих грязных и мокрых улицах
продаётся людское мнение.
Но когда приходит апатия,
когда чувства давно залапаны,
от погибели до зачатия,
с каждым боем сердечного клапана
будут вечно круги наматывать
циферблаты эпох, но времени
не останется, чтоб залатывать
разум каждого поколения.
Помни, ты и твоя депрессия
или мысль о том, что не сложится, -
лишь несдержанная агрессия.
Жизнь одна. И она не прожита.

 

Убивай. Убивай, но лишь свой страх.
Забывай. Забывай о глупых снах.
Помни город, где сдохла твоя мечта,
и страну, закованную во льдах.
Задыхается 21-й век.
Человек человеку человек.
Видишь, сердце сжимается свербя.
Революция внутри себя.

 

Стадо сбегает с пастбища.
Всё, что небом тебе обещано,
это кровь твоя, это кладбыще,
это сытой Земле затрещина,
это дождь постоянный на улицах,
забег на длинной дистанции
там, где голос дрожит, волнуется
в эфирах на радиостанциях.
Убегай по пожарным лестницам
и ни с кем не встречайся взглядами.
Эта осень - твоя ровестница -
упивается листопадами.
Расстреляй всё гнилое и пошлое,
существо прямоходящее.
Нет ни будущего, ни прошлого.
Есть только настоящее.

 

Убивай. Убивай, но лишь свой страх.
Забывай. Забывай о глупых снах.
Помни город, где сдохла твоя мечта,
и страну, закованную во льдах.
Задыхается 21-й век.
Человек человеку человек.
Созидая, созидай. Живи любя.
Революция внутри себя.

 

Убивай. Убивай, но лишь свой страх.
Забывай. Забывай о глупых снах.
Помни город, где сдохла твоя мечта,
и страну, закованную во льдах.
Задыхается 21-й век.
Человек человеку человек.
Видишь, сердце сжимается свербя.
Революция внутри себя.

Революция внутри себя.

Один, два, три, четыре, пять.
Перечисляя этажи,
они идут тебя искать.
Спокойной ночи, малыши. Дыши.

 

Кровавое небо.
Это быль или небыль?
Ночью в город входили войска.
Улыбки на лицах
у детей и полиции.
В глазах - ледяная тоска.

 

По швам ладони, ноги врозь.
Стоять на месте и молчать.
Они прошьют тебя насквозь,
поставив свежую на лбу печать.

 

Кровавое небо.
Это быль или небыль?
Ночью в город входили войска.
Улыбки на лицах
у детей и полиции.
В глазах - ледяная тоска.

 

Спокойной ночи, малыши.
Спокойной ночи, малыши.

Всё стоит на своих местах:

Точки над "i", рояль в кустах, 

Полиция на постах.

Ни чуть не лучше так.

Становится тяжелей

Слышать голоса нерождённых детей,

Не сделавших первый шаг.

Смотри как

 

Осень заходится грязными танцами.

Треск стекла.

Солнце харкается протуберанцами

Дней, которым нет...

Осень заходится грязными танцами.

Треск стекла.

Солнце харкается протуберанцами

Дней, которым нет числа.

 

Так, пытаясь открыть огонь,

На сердце резвится боль.

Убита последняя моль

Метким ударом голода.

Для того, чтобы сдохнуть зря,

Смотреть, как тошнит меня

Последним днём ноября

Два очевидных повода:

 

Осень заходится грязными танцами.

Треск стекла.

Солнце харкается протуберанцами

Дней, которым нет...

Осень заходится грязными танцами.

Треск стекла.

Солнце харкается протуберанцами

Дней, которым нет числа.

Нас сломают на части облака -
Очевидцы несчастий и побед.
Мы конечно же включим дурака
И наверно умрём когда рассвет
Отойдёт от наркоза, а мечты
Снова примут нормальный силуэт.
Ты конечно не я, а я не ты,
И поэтому в праве дать ответ.

Загазованный воздух бьёт стекло,
С крыши падают звёзды. Повезло
В этом мире остаться нам с тобой.
Умираем и берём с собой
Изоленту - заклеить рот луны,
Слёзы, чтобы читать чужие сны.
И останется в лужах прозапас
Отражение наших глаз.

Набивали карманы чепухи
Лозунгами: "За ненависть убей!"
Мы читали отважные стихи,
А потом пинали дохлых голубей.
Мир скорее палата №6
С кариозной улыбкой подлеца.
Так запомните - это наша месть
За такие разбитые сердца.

Загазованный воздух бьёт стекло,
С крыши падают звёзды. Повезло
В этом мире остаться нам с тобой.
Умираем и берём с собой
Изоленту - заклеить рот луны,
Слёзы, чтобы читать чужие сны.
И останется в лужах прозапас
Отражение наших глаз.

Больное солнце городов
Рисует твой портрет.
И губы слиплись от следов
Жевательных конфет.
Осколки сбывшихся надежд,
Потерянных в мечтах,
Пустых календарях.

Ты как всегда ложишься спать,
И видишь сны, а мне плевать,
Что наша пьяная заря
Считает дни от сентября
До сентября.

Весь этот смысл не уложить
В размер одной строки.
И, если сможешь дальше жить,
Срывайся и беги
Туда, где времени петлёй
Сквозь силуэты снов
Всё повторится вновь.

Ты как всегда ложишься спать,
И видишь сны, а мне плевать,
Что наша пьяная заря
Считает дни от сентября
До сентября.

И школьный коридор,
И приступы весны.
Ты ставишь на повтор
Все свои сны.
Накрась помадой рот,
Убей своих подруг,
Ложись на потолок,
Сужая круг.

Чтоб страшно и смешно...

Ешь свои таблетки
Аккуратно, незаметно.
Запирайся в клетки
Грязных дневников.
Все твои заметки
Анонимны, безответны.
Прячь свои таблетки
В строчки ненаписанных стихов.

И больше не болит,
И больше не скребёт,
И больше не свербит,
И не поёт
В наушниках зима.
В стакане горький чай.
Ты выбрала сама
Свой анти-рай.

Теперь уж всё равно...

Ешь свои таблетки
Аккуратно, незаметно.
Запирайся в клетки
Грязных дневников.
Все твои заметки
Анонимны, безответны.
Прячь свои таблетки
В строчки ненаписанных стихов.

Ешь свои таблетки.
Прячь свои таблетки
В строчки ненаписанных стихов.

Город задушенный
Ржавыми душами
Бродит на поводке.
Цели и мнения.
Боль поколения.
Звёзды на потолке.
Грязными массами
Разум пластмассовый
Заперт на карантин.
Грустные вести:
Все мы вместе,
Но каждый из нас один
Носит...

Небо на руках.
Город в тишине.
Свет горит в домах,
А в выбитом окне
Поколение NEXT
Держит план в зубах.
Учится носить
Небо на руках,
Небо на руках.

Мы умираем
И забываем
Свой первородный грех.
Кровью-чернилами.
И над могилами
Слышится чей-то смех.
Чувства намеренно
Будут расстреляны
Выстрелом холостым.
Вот вам признание:
Наше сознание
Вечно будет другим
В этом...

Небе на руках.
Город в тишине.
Полуночный страх
В выбитом окне.
Поколение NEXT
Держит план в зубах.
Бытовой рефлекс
Неба на руках.

Небо на руках
Держит план в зубах.
Бытовой рефлекс
Неба на руках,
Неба...

Нежно ласкает небо
Воздух девственно чистый,
Тихо идёт по дороге
Пёс. Бесконечно быстрый
Ветер срывает гнёзда.
Падают в лужи звёзды,
Рвут гладь воды на части.
В чём же собачье счастье?

Чуть приоткрою дверцу,
Вычислю все этапы.
Бьётся собачье сердце,
Трутся собачьи лапы.
Он по-собачьи видит,
Смело решает задачи.
Только из глаз невинных
Слёзы текут собачьи.

Ты ночью спишь, а я смотрю на звёзды. Пусть болят глаза.
Ты ночью спишь, наверно, веря в чудеса.
Ты ночью спишь, а я смотрю на звёзды,
И так серьёзно
В окно таращится весна.
Ты ночью спишь, а я смотрю на звёзды.
Всё так серьёзно.
В карманах ни гроша,
Плачет собачья душа.

Мы же заметим тупо:
«Что понимает псина?
Как же наверно глупо
Грязной шныряться скотиной?»
Скажем: «Себе дороже.»
Или начнём смеяться,
Мы ж по-собачьи можем
Только совокупляться.

Ты ночью спишь, а я смотрю на звёзды. Пусть болят глаза.
Ты ночью спишь, наверно, веря в чудеса.
Ты ночью спишь, а я смотрю на звёзды,
И так серьёзно
В окно таращится весна.
Ты ночью спишь, а я смотрю на звёзды.
Всё так серьёзно.
В карманах ни гроша,
Плачет собачья душа.

Ты ночью спишь, а я смотрю на звёзды.
Всё так серьёзно.
В окно таращится весна.
Последняя весна.

Осколки падающих звёзд,
Из череды избитых фраз.
Твой мир как-будто не всерьёз
Сквозь линзы этих детских глаз.
В них всё, что может так помочь
Скорее добежать до дна
И растворить слепую ночь
В глотке дешёвого вина.

Смотри в глаза.
В них спрятан страх.
Где твои тормоза, девочка?
Где твои тормоза?
За!

Рассудок помутнённый твой
Уже не повернуть назад.
С утра настраиваешь свой
Вестибулярный аппарат.
Семнадцать - это не предел.
Семнадцать - это как магнит.
Семнадцать - это твой удел.
И сердце бешено стучит.

Смотри в глаза.
В них спрятан страх.
Где твои тормоза, девочка?
Где твои тормоза?
За!

Послушай, детка,
Трагичность ситуации растёт как раковая клетка...

И ты не выкинешь из этой песни ни одну из нот.
И этот жалкий и суровый мир тебя переживёт.
Ты затеряешься в бетонных клетках и проводах,
Чтоб раствориться чёрно-белым сном в моих городах.

Плачь, я вытру слёзы твои.
Я твой палач, распятый за нас двоих.
На небесах, у самой далёкой звезды
Останутся наши следы,
Где только я и только ты.

Дрожащий голос, по стойке смирно, глаза в глаза.
И помни правило номер раз - не смотреть назад.
Твой новый MP3-плеер за меня этот текст споёт,
И ты не выкинешь из этой песни ни одну из нот.

Плачь, я вытру слёзы твои.
Я твой палач, распятый за нас двоих.
На небесах, у самой далёкой звезды
Останутся наши следы,
Где только я и только ты.

Вечер,

6-ое июля.

Маму зовут

Юля.


Дико сердца

стучали -
так вот меня

зачали.

 

Август,

2-ое число.
Как всё же мне

повезло.


Тут так тепло

и свободно,
мама пьяна

сегодня.

 

Вот и приходит

осень,
папа узнал и

бросил.


С мамой вдвоём

остались,
органы

сформировались.

 

Октябрь,

28-ое.
Рад, что случилось

со мною.


Звуки снаружи

слышу,
свет белый скоро

увижу.

 

Мама, всегда я

с тобою.
Небо, оно

голубое?


1-ое ноября.
Мама убила меня.

Где лестничный пролёт уходит в перспективу

Слепых дверных глазков, на пятом этаже

Всё спит. Пыль в мандраже. Лишь инициативу 

Комар не проявить не может и уже

 

Питает свой живот нещадно, но брезгливо

Тел кровяных струёй по средствам хоботка.

Так и моя рука украдкой доску "BRIO"

Уже не отобьёт ударом молотка.

 

Знай, на небе слишком много звёзд... 

К ним, вероятно, путь так прост,

Что хочется уснуть и ждать сентября...

Знай, из клеток нам не убежать.

Я просто не могу дышать 

В мире без тебя...

 

Когда худую грудь шипы пронзают веток

И плавятся в глазах сто тысяч микросхем,

Когда никто никем не выдран из заметок,

Лишь остаётся молча ждать других систем,

 

Сидеть и слушать как о рёбра бьётся сердце,

Чей учащенный стук с своей оси смещён.

Я запер сердца стон на маленькую дверцу 

С табличкой: "Не влезай, убьёт! Вход воспрещён!"

 

Знай, на небе слишком много звёзд... 

К ним, вероятно, путь так прост,

Что хочется уснуть и ждать сентября...

Знай, из клеток нам не убежать.

Я просто не могу дышать 

В мире без тебя...

Принцип пустоты:
Видишь - ржавый гвоздь
В сердце вбит насквозь.
Как? - найдёшь ответ
В заголовках вечерних газет.

 

И между нами будут дуть другие ветры.
Останется лишь череда коварных метров,
Сны, февраль,
И календарных дней диагональ.

 

Так в висках стучать
Кровяным телам.
Будут тут и там,
В поездах метро
Все трепать как тебе повезло.

 

А между нами будут дуть другие ветры.
Останется лишь череда коварных метров,
Сны, февраль,
И календарных дней диагональ.

Уже не будет Рождества,
Заплесневевшая зима.
Опять встаёшь в такую рань.
Ацетиленовую дрянь
Глотают наши города,
Все одноклассницы когда
Шагают в розовых бантах.

 

Белыми, белыми занесёт зима,
И мы останемся целыми, если не сойдём с ума.
Белыми хлопьями в розовые дни.
Белыми, белыми заметёт метель,
Потом обдолбится белым и снова ляжет с тобой в постель.
И снова придут они – розовые дни.

 

Взрослеют вены на руках.
В твоих расширенных зрачках
Я молча рвал календари.
Почаще в зеркало смотри.
Ты в нём увидишь боль и ложь,
И всё наверное поймёшь.
Пусть плакать будут облака.

 

Белыми, белыми занесёт зима,
И мы останемся целыми, если не сойдём с ума.
Белыми хлопьями в розовые дни.
Белыми, белыми заметёт метель,
Потом обдолбится белым и снова ляжет с тобой в постель.
И снова придут они – розовые дни.

Не меняй в этой песне порядок слов
И знай, всё возвратится.
Я вернусь сквозь мириады снов
К тебе раненой птицей.

 

Пополам. Это такая месть
Словам, раненым звёздам.
Просто знай, ты в моём сердце есть.
И нам здесь...

 

Не оборвать нить-натяжение.
До изнеможения
Разбивать о струны пальцы в кровь.

Брань.
Я так боюсь эту дрянь
И своё сердце сажать на грань
Тепла и холода.
Сгинь!
Не приходи и не лги.
Я часто слышу твои шаги
По венам города.

 

Тот, кто любит нюхать драйв,
Ненавидя эту life,
Ловит здесь последний кайф.

 

Вот.
Твой разукрашенный рот
Глотает снова мой кислород
И пеплом давится.
Спать
В чужих сырых простынях.
А может просто умрём на днях?
А вдруг понравится?

 

Тот, кто любит нюхать драйв,
Ненавидя эту life,
Ловит здесь последний кайф,
Ловит свой последний…